Отрицание

Муж Глории Рейнер Гэри был необыкновенным челове­ком — по крайней мере по его собственным словам. Он объ­яснил своей жене, что отличается крайней чувствительнос­тью и поэтому должен иметь не только друзей мужского по­ла, но и близких подруг.
 
И Глория поверила ему и сознательно попыталась за­крыть глаза на его поведение. Когда ее обуревали ревность или отчаяние, она упорно боролась со своими чувствами.
 
— Извини, милый, — говорила она. — Ты прав — я не должна злиться на тебя и становиться собственницей. Будь таким, какой ты есть. А он ласково отвечал ей:
— Дорогая, пойми, что ревность, как и красота, — вещь очень субъективная. Не забывай, что сказано в Послании к Титу: «Для чистых все чисто». Если ты чиста, чисты и твои мысли. Ревность — дурное чувство: «Солнце да не зайдет в гневе вашем».
Семья Рейнеров принадлежала к очень консервативной законнической церкви. И строгое воспитание Глории как настоящей леди, и ее церковь призывали ее сдерживать свои чувства. Глория во всем стремилась к совершенству, поэтому и здесь старалась проявить себя наилучшим образом. У нее это хорошо получалось, так как муж давал ей замечательную возможность практиковаться.

Однако в конце концов груз оказался непосильным, и Гло­рия не выдержала. Она была госпитализирована с тяжелой депрессией в нашу клинику, за много сотен миль от дома.

Через неделю она позвонила Гэри, чтобы узнать, как у него дела. К телефону подошла одна из прихожанок их церкви.

Первой и автоматической реакцией Глории был гнев, но она тут же привычно погасила его.

— Нет! Я должна понимать Гэри. Надо быть разумной — он ничего плохого не сделает. Мое раздражение совершенно неоправданно.
 
Она твердила эти слова, как молитву.

Как нам было убедить Глорию, что ее гнев не только ес­тествен и оправдан, но и правилен? Мы не знаем, изменял ли ей супруг физически, но в любом случае он игнорировал потребности жены и бессердечно мучил ее. Мы начали с то­го, что записали Глорию на групповую терапию в нашей клинике.

Одна из основных целей психотерапевтической группы — замена семьи. Эта суррогатная «семья» в процессе выздо­ровления частично принимает на себя функции настоящей семьи, которая, в сущности, и вызвала созависимость у па­циента. Группа становится заботливым и любящим окруже­нием маленького потерянного ребенка, который живет в каждом из нас. В групповой терапии хорошо то, что, хотя участники могут довольно медленно осознавать собствен­ные проблемы, они быстро схватывают проблемы других.

Это как в анекдоте: две рыбы плавают в море, плывут то вверх, то вниз, заплывают в затонувшие корабли, исследуют чащи водорослей. Наконец одна рыба спрашивает другую: «Слушай, а что мы ищем?». А та ей отвечает: «Да вот мне го­ворили, что где-то тут есть вода...».

Человек может буквально тонуть в созависимости, и все вокруг будут видеть это, а он нет.

Джо, имеющий проблемы с питанием и тратой денег, са­мый активный и шумный член группы, сказал Глории:
— Дорогая, да у тебя не просто отрицание — ты отрица­ешь даже само существование своего отрицания.
— Неправда! — закричала Глория, добавляя еще один слой к своей броне отрицания.

Группа во главе с Джо полемизировала с Глорией, проби­вала небольшие трещины в ее защитной оболочке и застав­ляла ее признать хоть что-то, но на следующий день все приходилось начинать сначала. Глория упрямо твердила: «Виноват не Гэри, а я — я не должна так себя чувствовать».

Вот каким вредоносным, непробиваемым и ужасающе сильным может быть отрицание!

Отрицание

Вернемся к нашему циклу зависимости. Посторонний наблюдатель ясно видит его динамику и спрашивает зависи­мого: «Почему ты это делаешь с собой, когда последствия твоих поступков так очевидны?». В ответ звучит отрицание. Единственный способ, которым зависимый человек может поддержать свою зависимость, — это отрицать ее.

Он утверждает, что ситуация лучше, чем в действитель­ности, и, используя магическое мышление, сводит ее по­следствия до приемлемых или даже до нуля. Если пелена от­рицания на короткое время спадет с его глаз, он увидит свой цикл зависимости таким, какой он есть на самом деле.

Отрицание играет более важную роль для созависимого, чем для зависимого. Зависимому приходится иметь дело только со своей зависимостью, а созависимый имеет две проблемы: свою собственную и зависимого. «Его проблема не такая уж трудная и вполне разрешимая, а у меня вообще нет проблем».

Созависимые, растущие в дисфункциональной семье, очень рано обучаются эффективному использованию отри­цания. Исследователь созависимости Клодия Блэк приво­дит запоминающийся пример. Она была еще совсем ма­ленькой — лет трех или около того, когда однажды утром, проснувшись, увидела своего пьяного отца, валяющегося во дворе. Она в ужасе бросилась к матери: «Мама, что случи­лось? Папа лежит на улице!». Мать совершенно спокойно ответила: «Не волнуйся, зайка, папа отдыхает».

Клодия до сих пор ясно помнит, как она тогда кивнула и повторила: «Папа отдыхает». Таким образом, еще совсем крошкой она научилась, увидев что-то пугающее, отрицать его реальность, выворачивать факты наизнанку и говорить себе: «Нет, ситуация вовсе не такая ужасная, как кажется. На самом деле все нормально».

Глория Рейнер тоже использовала этот метод даже после того, как попала в больницу с тяжелой депрессией.

Интервенция

Интервенция — это подход, который иногда использует­ся для того, чтобы заставить зависимого увидеть правду о своей зависимости. Мы уже говорили, что этот метод состо­ит в том, что несколько близких к больному людей заранее готовятся, репетируя то, что они скажут, все вместе прихо­дят к зависимому и рассказывают ему о его проблеме. Они не осуждают его, не ругают и не сравнивают ни с кем другим— просто излагают факты. Чтобы пробить толстую стену от­рицания, каждый из группы друзей и родственников рас­сказывает о конкретных эпизодах, уточняя, когда и где они произошли. Самое важное в любой интервенции — преодо­леть отрицание.

Интервенция работает следующим образом: близкие и пользующиеся доверием зависимого люди бомбардируют его фактами, стараясь хотя бы на короткое время добиться, чтобы он осознал свою проблему. Осознать проблему — это все равно, что открыть окно — окно возможности. Иногда крайне отрицательные последствия зависимости (например потеря работы, дорожная авария или нанесение увечья) не­надолго — на несколько часов или дней — приоткрывают «окно» и дают возможность «достучаться» до зависимого. Но окно быстро захлопывается снова — защитная пленка отрицания опять затягивает образовавшуюся брешь в за­щитной броне. Мы знаем, что, если в жизни зависимого произошел кризис, надо реагировать на него очень быстро.

Вспомните студентку-медсестру Луизу, с которой мы по­знакомили вас в предыдущей главе. Ее руководитель предъ­явил ей категорический ультиматум: «Или ты ложишься в больницу, или мы отчисляем тебя из колледжа». Этот тип интервенции сработал, потому что образование было важ­ным способом для достижения Луизой принятия и похвал. 

Крупные производственные компании уже осознали, что такой способ борьбы с алкоголизмом гораздо выгоднее, чем применявшаяся ранее практика увольнения алкоголиков.

Зачастую провести своевременную интервенцию зависи­мого мешает его созависимый, как было в случае с Говардом Уайссом, описанном в предыдущей главе.

Почему? Потому что созависимые проявляют необыкно­венную изобретательность в своем магическом мышлении. Подобно Глории Рейнер, Говард Уайсс заглушал боль при помощи отрицания — правда была слишком мучительной для них обоих. Отрицание всегда обещает лучшее будущее.

Поскольку и Глория, и Говард были созависимыми от за­висимых супругов (то есть зависимыми от зависимости со­ответственно мужа и жены), каждый из них использовал от­рицание для того, чтобы продолжать цикл созависимости. Напомним, что очень часто созависимые не только реагиру­ют на зависимость своих зависимых партнеров, но и прино­сят в брак собственные проблемы созависимости, сформи­ровавшиеся задолго до этого.

В данных двух случаях цикл созависимости был мучи­тельным, но также знакомым и приносящим некое иррацио­нальное утешение (здесь мы не имеем дело с рациональным мышлением). Оставаясь в своих циклах созависимости, Гло­рия и Говард не могли надеяться обрести более счастливую жизнь. Интервенция, «окна» и другие подобные методы мо­гут помочь мужу Глории и жене Говарда, но для самих созависимых не существует методов интервенции, за исключе­нием групповой терапии. Однако, хотя им труднее «открыть окно», их циклы зависимости такие же разрушительные и сильные, как и у их партнеров.

Другой аспект магического мышления, характерный для созависимых, заключается в том, что созависимый подсоз­нательно чувствует себя ответственным за все, что происхо­дит. В глубине души Глория считала, что: а) она ответствен­на за поведение мужа; б) если бы она была лучшей женой/возлюбленной/личностью, она смогла бы наладить их жизнь; в) она заслуживает наказания за то, что не справи­лась. Хотя созависимые очень редко высказывают такие мысли вслух, эти мысли тем не менее присутствуют — если хотите, как составная часть созависимости. Глория исполь­зовала отрицание для того, чтобы предаваться мыслям о за­служенном наказании.

Отрицание хорошо сочетается с магическим мышлением — один слой накладывается на другой, и защита становится непробиваемой.

Другие формы отрицания

Не думайте, что отрицание встречается только в жизни за­висимых и созависимых — просто эти категории людей дово­дят его до крайности, как и многое другое. Отрицание само становится своего рода навязчивостью. Врачи, не работаю­щие с зависимостями, тоже часто встречаются с отрицанием.

Одним из основных препятствий к ранней диагностике рака является то, что множество людей откладывают визит к врачу из страха, что он «что-то обнаружит».

В качестве классического примера отрицания расскажем о пациентке соседней больницы по имени Долорес. У нее обнаружились неясные симптомы какого-то заболевания — проще говоря, она постоянно неважно себя чувствовала. Ее лечащий врач провел необходимый осмотр и анализы.

— У меня хорошие новости, мисс Рамос, — сообщил он. — Вы больны диабетом. Ваша болезнь легко лечится. Вам надо только сесть на диету и принимать лекарства в малых дозах, и вы будете жить полной и нормальной жизнью.

И что, вы думаете, ответила Долорес?
— Вы шарлатан!

Несколько последующих лет Долорес ходила от одного доктора к другому, побывав в общей сложности у шести те­рапевтов. Каждый из них ставил ей тот же диагноз — диабет. Через некоторое время Долорес умерла, и, хотя в свидетель­стве о смерти было написано «Диабет», там следовало бы написать «Отрицание».

Послушание

Еще один аспект отрицания и магического мышления, который мы хотим здесь рассмотреть, касается послушания жены, проповедуемого в некоторых консервативных церк­вях. В замечательной книге «Во имя послушания» ее автор Кей Маршалл Стром ясно и сжато пишет об одном из самых отвратительных видов насилия — избиении жен мужьями. Она не касается созависимости как таковой, но тем не ме­нее очень понятно излагает ее причины и следствия, осо­бенно в случае детей.

Жену-христианку учат, что муж — глава семьи, как Хрис­тос — глава Церкви. Прекрасно. Нет лучшего рецепта для создания счастливой семьи, чем тот, который предлагает Библия, а племя с двумя вождями и без индейцев недолго­вечно. Но мужчина, пропагандирующий насилие в семье (кстати, по статистике, отец такого мужчины, скорее всего, бил его мать), находит в Писании массу примеров, которые якобы оправдывают его.

Это нетрудно. Он приводит часть стиха из Послания к Коринфянам 7:4, говорящую о том, что «жена не властна над своим телом, но муж», однако игнорирует то, что даль­ше утверждается: «равно и муж не властен над своим телом, но жена». В той же главе в стихе 10 Павел советует «жене не разводиться с мужем». Однако в следующем стихе Павел продолжает: «Если же разведется...», то есть он оставляет та­кую возможность для экстремальных случаев.

Кей Маршалл мудро замечает, что склонный к насилию муж вряд ли изменит свое поведение, пока его жена не пред­примет решительных шагов, чтобы стимулировать такие из­менения. Наверное, единственный успешный способ пре­кратить супружеское насилие — разъехаться с мужем, поста­вив ему условие: «Пока ты не пройдешь лечение, я не вер­нусь». Оказывает ли насилие отца по отношению к матери отрицательное влияние на детей? Несомненно оказывает.

Жену призывают к повиновению мужу (см. Ефесянам 5:22). Но почему-то не все замечают, что в Послании к Ефе­сянам 5:21 апостол Павел использует то же самое слово, призывая всех христиан повиноваться друг другу. Кроме то­го, вряд ли муж, избивающий жену, серьезно отнесется к со­вету Павла мужьям любить своих жен жертвенной любовью и оберегать их.

Что касается дисциплины, такие мужья любят цитиро­вать Послание к Евреям 12:7, где превозносится наказание Господом Его верных сынов, и интерпретировать его в том смысле, что муж должен наказывать взрослую женщину, свою жену, как родитель наказывает малого ребенка, а Гос­подь — заблудшего грешника.

В конце концов разве не состоит главный долг жены в угождении мужу (кстати, текст 1 Коринфянам 7:32-35, кото­рый обычно используется для доказательства этого положе­ния, утверждает, что муж должен точно так же угождать же­не). Предполагается, что развод не только немыслим, но и оповещает мир о том, что жена не сумела создать счастли­вую семью. Таким образом, в браке (особенно в христиан­ском браке) традиции и деноминационные толкования об­рекают женщину на жизнь в страхе и страданиях.

Благодаря неверному представлению о послушании и полному неприятию развода или раздельного проживания жене-христианке не остается другого выхода, кроме как ис­кать утешения в абсолютном отрицании. Если она вступила в брачный союз, уже неся на своих плечах груз созависимос­ти, что очень вероятно (вспомним Берил Мейсон, которая несколько раз выходила замуж за мужчин, избивавших ее), отрицание усугубляется чувством ложной вины и магичес­ким мышлением. Муж, избивающий жену, практически все­гда перекладывает ответственность за свои действия на нее.

«Ты же понимаешь, дорогая, — говорит такой муж, — что ты сама виновата. Ты заставляешь меня поднимать на тебя руку». И созависимая жена верит этому, потому что созави­симые считают, что они ответственны за поступки и мысли окружающих.

«Если бы ты полностью подчинялась мне, мне не прихо­дилось бы наказывать тебя». И созависимая жена верит это­му, потому что созависимые, как правило, имеют низкую са­мооценку и склонны обвинять себя во всех мыслимых пре­грешениях.

«Ты довела меня до пьянства» — и жена соглашается. «Ты виновата во всем!» — и она покупается на эту выдум­ку, несмотря на ее неправдоподобность.

Истина против отрицания

Подумайте над этими утверждениями, связанными с от­рицанием и магическим мышлением, которые мы часто слышим от своих пациентов. Они не кажутся вам знако­мыми?

«Это вовсе не так, как многие считают».
Вот именно. Это гораздо хуже. Отрицание превращает плохую ситуацию в хорошую и невыносимую ситуацию в обнадеживающую.

«Я виноват(а) в том, что она (он) так поступает (впадает в приступы гнева, пьет и так далее).
Действительно, в любых взаимоотношениях обе стороны вносят вклад в конфликт, но здесь он (она) хочет свалить на вас всю ответственность. Пока вы будете охотно брать на се­бя ответственность, этот человек станет без угрызений сове­сти предаваться своей зависимости. Вы приносите ему или ей большой вред, не давая взять на себя ответственность за все действия, плохие или хорошие.

«Если бы я был(а) лучше или старался(лась) больше, все пришло бы в порядок».
Вместо того чтобы изо всех сил пытаться стать лучше или делать больше, отступитесь — это может улучшить взаимо­отношения, потому что тогда вы не берете на себя всю от­ветственность. Есть предел, за которым старания перестают приносить плоды.

«Подождите — ситуация скоро станет лучше».
Некоторые люди действительно сами решают изменить­ся, но бойтесь магического мышления. Наш опыт показы­вает, что спонтанное улучшение происходит исключительно редко. Кроме того, даже если зависимый человек изменит­ся, у вас самих останется проблема вашей созависимости.

«Это небольшая проблема, которая никак не может быть зависимостью».
Хотя степень серьезности проблемы может варьировать­ся, но если от нее зависит ваша жизнь и жизнь конкретного человека — это зависимость. Начните с ней разбираться. Если она имеет физические последствия, это усугубляет ее.

«Со мной все в порядке, вы должны помочь этому другому человеку».
Если у него (нее) есть проблемы, они затронули и вас.

«Таким уж он (она) уродился(лась), и здесь ничего нельзя изменить».
Если этот человек обращается с вами жестоко, холодно и равнодушно и приносит страдания вам и вашим детям, вы должны начать работать над переменами.

«Мою жизнь уже не исправить, мне никто не поможет».
Петр три раза отрекся от Господа, а Давид серьезно гре­шил. Но они восстановили отношения с Богом. Ваша жизнь тоже может измениться.

«Мы справляемся сами, помощь нам не нужна».
До некоторой степени мы действительно можем сами ре­шить свои проблемы, но каждый из нас время от времени нуждается в помощи. Даже в лучшем случае вы будете де­лать два шага вперед и шаг назад, и этот шаг назад может се­рьезно помешать вам, если вы не работаете активно над ре­шением проблемы.

«То, что со мной происходит, — Божья воля».
В таком случае, зачем молиться? И зачем тогда Иисус Навин в течение семи дней каждый день обходил Иерихон (см. Иисус Навин, глава 6), а Нееман погружался в Иордан (см. 4 Царств, глава 5)? Зачем американцы боролись и уми­рали за демократию? Зачем питаться здоровой пищей и не курить? Психологи тоже считают, что не надо слепо дове­ряться судьбе.

«Но вы не понимаете моей ситуации», — можете сказать вы. Или: «Моя ситуация совсем другая». Скорее всего, это тоже отрицание. Самое главное, помните, что отрицание — очень мощный и разрушительный механизм, с которым вам придется бороться, и что истинного исцеления не достичь, пока вы не избавитесь от отрицания.
В сущности, отрицание — это полная противоположность исповеди. Оно возрастает в самой глубине сердца, того серд­ца, которое «лукаво более всего и крайне испорчено» (Иере­мия 17:9).

Возможно, вы сами не понимаете, насколько толсты и непробиваемы стены вашего отрицания. Чтобы пробиться сквозь них, вам может понадобиться честное мнение близ­кого друга (члены семьи обычно подвержены тому же само­му отрицанию и поэтому не способны быть беспристраст­ными свидетелями). Как бы то ни было, вам необходимо ви­деть свое состояние и отношения такими, какие они есть на самом деле, а не такими, какими вы хотите их видеть.

Вы помните место отрицания на схеме цикла зависимос­ти? Когда мы «проедем эту станцию» — то есть когда вы окончательно и бесповоротно откажетесь от отрицания — вы, возможно, захотите, чтобы оно к вам вернулось. Отри­цание защищало вас от того, с чем мы встретимся на следу­ющей стадии — болезненной, но ведущей к выздоровлению.

Мы переходим к обсуждению гнева.

<<Назад               Вперед >>

Христианский психолог / Исцеление души / Душепопечительство / Депрессия / Духовная помощь/ Христианский коуч / Душепопечитель /  молитва / Внутренние проблемы / Психологические / проблемы / Личностный рост / Конфликты / Страх / Гнев / Раздражительность / Развод / Психологическая помощь / вебинар / обучение / семинар онлайн / христианское обучение / проповеди / христианское обучение онлайн / онлайн / душепопечитель онлайн /консультация психолога онлайн / поддержка