Исследуем свои взаимоотношения

Наша клиника располагается в трехэтажном кирпичном здании, стоящем на бетонных опорах. Из подземной авто­стоянки вы попадаете прямо к лифту и поднимаетесь на нем в шумный вестибюль, обставленный элегантной мебелью и пальмами в горшках. Вас встречают приветливыми улыбка­ми, но вы чувствуете себя «не в своей тарелке».

Вы в первый раз пришли на консультацию и сделали это с тяжелым сердцем. Ваш разум говорит, что вам необходима помощь, но сердце подсказывает, что надо разбираться со своими проблемами самостоятельно, не вывешивая грязное белье на всеобщее обозрение. Вы думаете, что, увидев вас в этой клинике, любой сочтет вас слабаком и неудачником.
 
Но вы не уходите. Вы перелистываете журнал и притво­ряетесь, что пришли к стоматологу, а не к психотерапевту.

Вы остались в клинике, потому что ваша жизнь преврати­лась в хаос и идет не так, как надо. Это вас сильно угнетает, а ваше эмоциональное состояние неизбежно сказывается на ваших близких.

Если бы вы были созависимым и пришли к нам на лече­ние, что бы мы вам предложили? В нашей клинике мы ис­пользуем десятишаговую модель излечения от созависимос­ти. Применяя эту модель, мы разбираем с клиентом его по­терянное детство и возникающие в результате этого пробле­мы взрослого возраста. Наша модель десяти шагов ни в коей мере не замещает и не конкурирует со знаменитой програм­мой «Двенадцать шагов», которую применяют Анонимные Алкоголики, Аланон и другие группы поддержки. Однако наши десять шагов основаны на тех же принципах, хотя и рассматривают их немного по-другому.

В этой последней части книги мы шаг за шагом рассмот­рим процесс освобождения от созависимости и процесс вы­здоровления. Вы уже познакомились с некоторыми из этих шагов и много узнали о созависимости и себе. Теперь все ва­ши знания будут обобщены в удобном для использования формате.

Хотим снова предупредить вас: созависимость — не каче­ственное, а количественное понятие. Многие люди только слегка затронуты ею; применяя знания, полученные из этой книги, они смогут скорректировать свою жизнь, сделав ее счастливее и плодотворнее. Другие люди страдают такой сильной созависимостью, что книга вряд ли им поможет. Если созависимость управляет вашей жизнью, чувствами и эмоциями, такой груз слишком тяжел для одного человека. Не откладывая, обратитесь за профессиональной помощью!

Кроме того, нам хотелось бы повторить, что созависи­мость, как и породивщая ее зависимость, — состояние хро­ническое и прогрессирующее. Если созависимость выража­ется в виде насилия, депрессии, расстройств питания и тому подобного, она может иметь фатальный исход.

Сделав вам как нашему пациенту эти необходимые пре­дупреждения, мы начинаем путь.

"Американские горки" исцеления

«Американские горки» — классический аттракцион, раз­влекавший людей с незапамятных времен. Вообразите, что вы пришли на этот аттракцион и садитесь в одну из тележек. Тележка дергается и начинает медленно ползти в гору; напряжение растет, вы нервничаете и, судорожно вцепив­шись в ремень безопасности на коленях, размышляете, по­может ли он вам в случае необходимости.

Вы поднимаетесь на вершину. Вам кажется, что вы на целую вечность зависли над пропастью — и вдруг тележка неожиданно срывается с места и стремительно несется вниз. Вокруг крики и визг, у вас захватывает дух, сердце уходит в пятки — но вот вы внизу, и тележка начинает мед­ленно взбираться на следующую горку. Вверх — вниз, вверх — вниз... Горки постепенно уменьшаются, первый головокружительный спуск остался далеко позади, ваша тележка неспешно катится к концу рельсов и, дернувшись, останавливается.

Точно так же будет происходить ваше выздоровление. Мы уже использовали выражение «усиление боли»; вернем­ся к нему сейчас. Представьте себе процесс выздоровления в виде первого головокружительного спуска с «американских горок». Направление «вниз» обозначает усиление эмоциональной боли, направ­ление «вверх» — ослабление. Нижняя точка спуска соответ­ствует точке наибольшей эмоциональной боли.

Наши «горки» отличаются от настоящих: в наших спуск начинается не с наивысшей точки, свободной от боли, а с места, где боль уже присутствует. Первые пять стадий (ша­гов) выздоровления усиливают боль, то есть как бы ведут вас в противоположном направлении.

В классических «американских горках» единственная си­ла, действующая на тележку, — цепной привод в самом на­чале движения. Как только тележка оказалась на вершине первой горки — в высшей точке аттракциона, движение на­чинает осуществляться за счет силы тяготения и инерции. Чем выше первая горка, тем больше кинетической энергии накапливает тележка для дальнейшего пути (именно поэто­му горки становятся все меньше и меньше — тележка теряет энергию в результате трения и подъемов).

В нашей модели первый крутой спуск придаст тележке ускорение, необходимое для движения вверх. На вашем пу­ти встретятся и другие холмы, но они будут все ниже, а вы уже наберете разгон достаточный, чтобы их преодолеть.

Первый шаг: исследования и открытия

Археологические раскопки — необыкновенно увлека­тельное занятие. Ушли в прошлое времена, когда археологи просто копались в земле, пока не отыскивали что-нибудь ценное, что могло стать экспонатом музея. В наше время места раскопок разделяют в горизонтальном и вертикаль­ном направлении на сетку из размеченных секторов. Архео­логи используют не лопаты, а небольшие совочки, кисточки и палочки. Земля тщательно просеивается, чтобы не поте­рять ни одного черепка, ни одного кусочка. Место каждой находки независимо от ее ценности документируется в ко­ординатах секторов и слоев. Годы спустя по этим координа­там ученые смогут узнать, где именно был найден каждый предмет. Мусор тысячелетней давности — разбитые горшки, поношенные сандалии, кусочки металла — аккуратно лежит в палатках рядами на столах.

На первой стадии вам придется заняться археологичес­кими раскопками собственной жизни. Вы уже проделали часть этой работы, читая книгу. Теперь аккуратно разложим на столе ваши бесценные находки и отправимся за новыми.

Нас интересуют не только знаковые, основополагающие со­бытия вашей жизни. Мы также ищем мелочи, которые ка­жутся незначительными, но могут сыграть ключевую роль в понимании прошлого. Мы будем заполнять стол за столом деталями вашего прошлого и настоящего, зависимостями и навязчивыми идеями вашего сегодняшнего дня.

При консультировании мы в основном занимаемся дву­мя аспектами жизни пациента: элементами зависимости и навязчивости в его настоящем и проблемами потерянного детства в прошлом.

 

Десять стадий выздоровления

Пока ничего не оценивайте как «правильное» или «не­правильное». Просто «просейте» свою жизнь и выявите такие области.

Вторая цель нашего исследования — потерянное детство. Если надо, перечитайте главу 3, чтобы вспомнить, что имен­но вы ищете: потеря родителя из-за смерти или развода, эмоциональная недоступность родителя и так далее.

Здесь мы одновременно выполняем две функции. Мы анализируем то, что происходит в вашей сегодняшней жиз­ни, и то, что происходило в вашем прошлом. Если бы вы действительно у нас консультировались, на третьем или чет­вертом сеансе мы попросили бы вас описать свое детство. Какие у вас были отношения с ровесниками, соседями, ро­дителями, братьями и сестрами, домашними животными? Чего вы в детстве боялись и к чему стремились? Какие нака­зания, привязанности, потери, успехи и события вам запом­нились? Просмотрите еще раз материал главы 3, относящий­ся к потерянному детству. Разложите все находки на столе.

В заключение первой стадии выздоровления мы попро­сим вас рассказать свою историю. Кому? Любому близко­му и надежному другу. (Рассказывать мужу или жене мож­но, но обычно не рекомендуется, так как именно он или она, скорее всего, участвует в ваших созависимых отноше­ниях.) Замечательная возможность — обратиться в группу самопомощи.

Независимо от того, кого вы изберете своим слушателем, лучше всех вас выслушает Бог. Чем больше вы вовлечете Его в процесс (особенно начиная с этого момента), тем быстрее и легче пойдет ваше выздоровление. Целительная сила веры в Бога признается не только верующими, но и светскими специалистами.

Прежде всего, просите Бога снять с вас шоры созависи­мости. Каждый из нас способен отрицать или преуменьшать свои неприятности, но у созависимых они очень сильно влияют на жизнь. Они мешают вам увидеть себя, и только Бог способен открыть вам глаза. После этого расскажите свою историю другу или консультанту, но расскажите ее и Богу. (Если вы считаете, что вам надо прорепетировать свой рассказ, лучшим слушателем будет Бог.) Кажущийся про­стым поступок — рассказ своей истории — может сам по се­бе оказать глубокое целительное воздействие.

Обратимся снова к нашей модели — семье с отцом-алко­голиком. Общее чувство, которое испытывают все члены этой семьи, — стыд. У них есть отвратительная, постыдная тайна. Независимо от того, как эта семья выглядит для окружающих (а все ее члены изо всех сил стараются выгля­деть как можно лучше), на самом деле она ничуть не похожа на семьи соседей или те, которые показывают по телевизо­ру. Она выпадает из общего ряда, и каждый ее член оправ­данно или неоправданно чувствует ответственность за ее не­благополучие. Отсюда возникает стыд.

Частично из-за этого стыда ребенок из дисфункциональ­ной семьи никому не рассказывает о ее неблагополучии. Ес­ли он и сообщает что-то о своей семье, когда вырастет, то почти всегда о чем-то умалчивает. В детстве ему не позволя­лось открыто говорить о проблемах родителей — даже сей­час родители могут быть шокированы и расстроены, если он начнет о них рассказывать.

Когда такой ребенок соберет все свое мужество, чтобы поведать эту историю дружественному и понимающему слу­шателю, в нем что-то меняется к лучшему. Стена отрицания пробита, а стыд обнажен. Ребенок хотя бы на шаг отошел от одиночества и изоляции, в которых прошло его детство. Так рассказ о себе становится мощным инструментом исцеле­ния, хотя это еще малая часть процесса выздоровления.

Рассмотрим встречу Иисуса и женщины у колодца, опи­санную в главе 4 Евангелия от Иоанна. Около полудня к ко­лодцу за водой пришла самарянка из Зихара. Иисус попросил у нее напиться. Она спросила Его о причине этого: ведь евреи не общались с самарянами. Он предложил ей «воды живой». Она снова задала Ему вопрос, что это значит. Когда Иисус по­просил ее привести мужа, она сказала, что у нее нет мужа. Иисус ответил: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа. Ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе». Пораженная женщина стала задавать вопросы на ду­ховном уровне, чего Иисус и добивался с самого начала. Она уверовала в Него как Мессию и свидетельствовала о Нем в своей деревне, что привело к Нему многих людей.

Мы спрашиваем своих пациентов: «Каким образом Иисус изложил историю этой самарянки? Как Его слова могли бы способствовать исцелению?».

Пациенты дают разные ответы, но, по сути, говорят, что Иисус не сказал: «Я не придаю значения твоему прошлому и тебе советую», или «Твое прошлое неважно», или «Я не знаю о твоем прошлом». Вместо этого он сказал: «Я знаю о твоем прошлом все. Я знаю твою историю, но не отвергаю тебя». Для созависимых в этом заключается большая поддержка.

Многочисленные книги и консультанты предложат вам молитвы, которые вы можете использовать, чтобы погово­рить с Богом или выразить Ему свои чувства. Мы рекомен­дуем обязательно делать это на каждом этапе нашего пути. Некоторые выздоравливающие пишут Богу письма, что им очень помогает. Конечно, они никуда не отправляют эти письма. Они просто ведут что-то вроде дневника, обращен­ного к Богу («Дорогой Господь, сегодня я хочу сказать Тебе о том, что...»). Эти письма выполняют несколько функций. Во-первых, записав свои мысли, вы буквально можете их увидеть. Во-вторых, письма Богу — своеобразная форма мо­литвы. И, в-третьих, они приближают вас к Богу, особенно если вы отдалились от Него в последнее время. Наконец, пользуясь этими письмами, вы можете оглядываться назад и оценивать свой прогресс.

Второй шаг: перечень взаимоотношений

Бесценные археологические находки не могут вечно оста­ваться в палатке. Их следует разобрать и переписать. Это ме­ханическое, бездумное занятие, но оно необычайно важно. Каждый предмет получает порядковый номер; все они опре­деляются, сортируются, заворачиваются и помещаются в ко­робки. Некоторые так и останутся там лежать и никогда не будут вынуты; другие, скажем откровенно, надо вынести на­ружу и снова закопать; большинство будет осторожно и тща­тельно изучаться экспертами; и, наконец, изредка находки станут важным ключом к пониманию неизвестной культуры.

На второй стадии мы предлагаем своим пациентам (и вам) составить подробный перечень или реестр их отноше­ний с людьми. Точнее, мы хотим, чтобы они идентифициро­вали всех людей в настоящем и прошлом, которые оставили заметный след или значительно повлияли на их жизнь.

Не только близкие родственники

Хотя до сих пор мы предполагали, что «семья» означает так называемую нуклеарную семью, состоящую из родите­лей и детей (плюс в некоторых семьях живущая вместе с ни­ми тетя или бабушка), в действительности понятие семьи гораздо сложнее. Тем или иным образом каждый из нас за­ботится сам или испытывает заботу (или не заботится и не испытывает заботы), поддерживает отношения со многими членами нашей большой семьи.

Кроме редкого исключения — сирот, воспитывающихся в детдоме, — почти все из нас воспитывались в нуклеарной семье. Первичные семейные отношения остаются с нами навсегда; в определенном смысле мы всю жизнь носим с со­бой свою родительскую семью. Другими словами, мы всю жизнь поддерживаем какие-то отношения с нашими роди­телями, братьями и сестрами, неважно, живы они или умер­ли. Родительская семья называется семьей происхождения.

Большинство взрослых, вступая в брак, основывают се­мью воспроизведения. В эту семью входит муж/жена и дети. Кроме того, у нас есть «рабочая семья», состоящая из началь­ника и сослуживцев; церковная семья; «общественная се­мья», состоящая из друзей, знакомых и других членов обще­ства. Существует также расширенная семья из более дальних родственников: теть, дядей, тещи, зятя, золовки и так далее; у Бет Метрано Иохансен такая семья составляла половину го­рода. Ситуация осложняется тем, что один и тот же человек может быть членом нескольких ваших семей. Например, ва­ша невестка может также быть вашей двоюродной сестрой.

Если у вас сильная созависимость, она станет тем или иным образом влиять на все ваши семьи и формировать или искажать ваши отношения в каждой из этих групп. Часто наши клиенты, начиная консультирование, говорят: «Я хочу проработать отношения только с одним этим человеком. Если все окажется в порядке с моим мужем (женой, ребен­ком), если он (она) изменится, все будет прекрасно». К со­жалению, так никогда не происходит. Изменение одного члена семьи неизбежно влияет на всех остальных, меняетесь вы сами или кто-то из ваших родственников. С семьей надо работать как с единым целым. Когда мы помогаем пациенту повысить самооценку, становится ясно, что там, где созави­симость поднимает свою уродливую голову, ее влияние до­стигает всех сфер жизни этого человека.

Мы найдем аналогию в произведениях Марка Твена о речных лоцманах. Во времена писателя эта профессия счи­талась очень престижной и важной. Лоцман должен был на­зубок знать русло реки и ее дно — все скрытые мели, скалы, песчаные отмели, течения. В полной связи с умением лоц­мана судно успешно приходило в место назначения или тер­пело кораблекрушение. Схемы поведения созависимого можно сравнить с опасностями, скрытыми под поверхнос­тью реки: то, что находится под водой, определяет наш фар­ватер и успех нашего жизненного пути.

Подумайте о людях, с которыми у вас существуют или су­ществовали эмоциональные отношения. Созависимость повлияла на каждого из них. В ходе процесса выздоровле­ния вам надо распутать каждое из таких взаимоотношений, вспомнить людей (неважно, живы они или умерли) и заново наладить с каждым из них здоровые отношения.

В нашу клинику часто приходят взрослые люди, которые воспитывались в приемных семьях или детских домах. Мы советуем им наладить отношения как с приемными, так и с биологическими родителями, знают они их или нет. В спи­сок включаются приемные родители, учителя, тренеры — все, кто значительно повлиял на их жизнь. Удивительно, как много семей может быть у человека!

Повторные браки, даже краткие, являются очень важны­ми семьями, в которых испытываются сильные чувства.

— Это была ужасная семья, — жалуется клиент. — Я даже говорить о ней не хочу. Кроме того, наш брак продержался всего полтора месяца, я о нем уже забыл. Он ничего не значит.

Нет, значит. Мы останавливаем клиента:
— Вернемся назад и поговорим об этой семье.

Важно помочь людям понять, как много у них семей в на­стоящем и прошлом, в каком количестве семей они жили и до какой степени созависимость может повлиять буквально на каждую из них.

Мэриэн Уэлш, привлекательная и интеллигентная жен­щина, в детстве испытала сексуальное насилие со стороны отца. Она пришла к нам, потому что ее собирались уволить с очередного места работы. Она компетентный профессионал, каким может гордиться любая компания, и тем не менее ее отовсюду увольняли. Дело в том, что, хотя она всегда стара­лась работать хорошо и сохранить работу за собой, одновре­менно она саботировала ее, о чем часто даже сама не догады­валась. Когда Мэриэн пришла к нам, то уже подозревала, что ее проблемы лежат глубже, чем сфера профессиональной компетентности, потому что в церкви она также испытывала трудности. За четыре года она сменила три церкви. Она ут­верждала, что к ней плохо относятся из-за ее развода, хотя на самом деле ее деноминация очень терпима к разводам.

Мы помогли ей понять, что в душе она несла огромную обиду и невыраженный гнев, направленный на отца. Эти сильные чувства влияли на ее родительскую семью, семью, которую она создала с мужем, на церковную семью и на профессиональную семью. Руководство церквей состояло из мужчин. На работе ее непосредственным начальником всегда оказывался мужчина, и когда она поступала на новую работу, то через некоторое время начинала испытывать к не­му такие же смешанные чувства, как к своему отцу. В роди­тельской семье она старалась угодить отцу и оправдать его ожидания и в то же время ненавидела его и пыталась ему отомстить. В ее подсознании начальники играли роль отца, и на работу она приходила с тяжелым чувством.

История Мэриэн пока не имеет счастливого конца. Мы работали с ней некоторое время, а потом передали ее в реаби­литационный центр, расположенный ближе к ее дому. Мэри­эн еще не может взглянуть в лицо своему разрушенному дет­ству и признать правду. Вырвавшись наружу, гнев и боль при­вели ее к тяжелейшему кризису. Пройдут годы, прежде чем она сможет наконец построить прочные отношения на рабо­те и в церкви. О новом браке она пока даже не помышляет.

Перечень взаимоотношений

Сосредоточьте внимание на своих отношениях с людьми. Предупреждаем: никогда не говорите: «Ну, это слишком глупо и не стоит упоминания». На этом этапе вы не выноси­те никаких суждений, не ставите оценок и не отказываетесь от воспоминания, потому что оно «не относится к делу», не нравится вам или смущает вас. Вы должны быть таким же аккуратным и педантичным, как археолог, проводящий инвентаризацию находок на раскопках, ибо этот перечень ста­нет ключевым в вашем исцелении.

Некоторые пациенты пишут картину взаимоотношений широкими мазками. Когда мы просим рассказать о всех значимых людей в их жизни, они начинают вычеркивать из списка то одного, то другого. Относительная важность их взаимоотношений сразу проясняется.

Других мы просим тщательнее прорабатывать детали. Ес­ли мы выявляем проблему в самом начале психотерапии, мы можем проанализировать ее глубже и подробнее при изучении списка отношений.

Например, Джерри Эйнс в детстве бил отец. К двадцати девяти годам она весила около ста килограммов. В эмоцио­нальном плане она непрерывно переходила от одного склон­ного к насилию мужчины к другому. На первую консульта­цию Джерри пришла с синяком под глазом. Однако мы сразу поняли, что она успела успешно поработать над собой до об­ращения к нам: она не стала выдумывать, что ударилась о дверь, а честно объяснила, что ее побил ее парень.

В течение двух сеансов она рассказывала нам свою исто­рию. На третьем сеансе мы дали ей письменное домашнее задание: «Перечислите всех важных мужчин своей жизни в хронологическом порядке. Напишите о каждом, какой вред он вам причинял, как вы его поддерживали и что вас при­влекало в нем».

— О каждом из них? — переспросила она.
— О каждом.

Джерри составляла полный список своих мужчин целых две недели. После этого мы взяли перечень и вместе разо­брали каждый пункт.

— С Ларри мы встречались, когда я училась в старших классах школы; мне с ним было хорошо, потому что он тоже был толстым. Мы вместе делали домашние задания, вместе объедались мороженым. Он единственный в классе меня не дразнил. Но его отец служил в армии, и им пришлось пере­ехать в другой город, — так мы потеряли друг друга из виду.
— Он не бил вас?
— Пальцем ни разу не дотронулся. Мы с ним даже ссори­лись редко.
— Когда вы покупали мороженое, кто платил?
— Ларри, и всегда покупал самые большие порции.
— А кому было больше пользы от того, что вы вместе де­лали школьные задания?
— Ему, поэтому я и поместила его имя в колонку «Как вы помогали ему». Я была отличницей, а он учился средне.
— А у вас были свидания без домашних заданий?
Ей пришлось несколько минут подумать, чтобы вспом­нить это.
— Вообще-то нет.
— Как он относился к вам эмоционально? Что он делал только для вас?
Она нахмурилась.
— Да ладно вам. Я ведь была толстухой, надо мной все из­девались, меня никто не хвалил, никто из парней не хотел со мной встречаться. Мне хватало того, что Ларри не стеснялся меня. Вы не знаете, что значит для девочки быть толстой.
— Помните, на прошлой неделе мы говорили об актив­ном и пассивном насилии, о проблемах потерянного детст­ва? Мы разбирали их в контексте отношений родителей и ребенка. А теперь давайте применим их к отношениям де­вушки и ее парня.
— Не понимаю.
— Ларри использовал вас, брал от вас все, что ему было надо, и ничего не давал взамен. Даже угощая вас, он не ду­мал о вашем здоровье или благополучии. Он покупал вам мороженое, которое содержит много жиров, как будто на­рочно старался, чтобы вы не похудели и оставались такой же толстой, как он. Он вас не поддерживал и был эмоциональ­но недоступным. Как можно определить его поведение?
— Пассивное насилие, да?
— Правильно.

Как это часто бывает, разбор списка привел Джерри к не­ожиданным открытиям. Повторяющиеся схемы поведения буквально бросались в глаза не только психотерапевту, но и пациентке.

Отец Дейва Джонсона был алкоголиком, его мать справ­лялась с этой тяжелой ситуацией, принимая транквилизато­ры. С семи лет Дейв выполнял роль мужчины в семье, бе­рясь за дела, когда их бросали мать и отец. Шесть лет назад он покинул родительский дом. Сейчас он был выпускником колледжа, полностью самостоятельным человеком, на хоро­шем счету на работе. Привлекательный молодой парень с копной темно-русых волос, он серьезно ухаживал за че­тырьмя девушками. Первые три, узнав его получше, отказа­лись выходить за него замуж, да и четвертая в конце концов сделала то же самое. Что с ним было не в порядке? Почему ни одна девушка не захотела выйти за него и создать с ним семью, о которой он мечтал?

Вначале Дейв не улавливал сходства между Сью и Энни — двумя последними девушками, за которыми он ухаживал. Он сидел напротив консультанта и внимательно изучал свой список.

— Сью очень образованная. И изящная — она семь лет за­нималась балетом. — Он улыбнулся. — Знаете, как она краси­во двигается? А Энни не такая образованная и особой граци­ей похвастаться не может. Она спортсменка — вроде тех, что показывают в рекламе бодибилдинга. Балет — не ее стихия.
— А как они выглядят?
— Внешне они совсем не похожи.
— Какой у них характер?
— Сью спокойная, замкнутая, не любит демонстрировать свои эмоции. Энни очень общительная, но до какого-то предела. Она пускает к себе в душу на несколько дюймов, а потом отгораживается, можно сказать, защищает свой внут­ренний мир.
— Не кажется ли вам, что обеим этим девушкам трудно устанавливать близкие отношения?
— Хорошо сказано, — кивнул Дейв. — Наверное, в этом их единственное сходство.
— А остальные ваши девушки как выражали свои чувства?

В этом и крылась разгадка. Девушки, которые нравились Дейву, были очень разными, во многом даже противополож­ными друг другу, но у них всех была общая черта: неспособ­ность к эмоциональной близости. Вот оно, повторение про­шлого! Отец и мать Дейва, которые зависели от алкоголя и лекарств, были для него эмоционально недоступными. Дейв вырос в эмоциональном вакууме и теперь воспрозводил его во всех своих отношениях. Причем все девушки, которых он находил привлекательными, имели проблемы с установле­нием близости. «Поисковик созависимости» Дейва беспере­бойно работал, посылая сигналы во всех направлениях.

У вас, читатель, наверное, нет психотерапевта, который занимался бы вашими проблемами. Однако вы сами многое узнаете о себе, составив список близких вам людей. Еще по­лезнее обсудить этот список с надежным другом, священни­ком или консультантом. Особенно важно помолиться о них. Бог знает этих людей лучше, чем вы, и может многое вам объяснить. Ваша цель — найти повторяющиеся темы в ва­ших отношениях.

Выявление повторяющихся схем поведения имеет ни с чем не сравнимую важность. Как видно в случае Дейва Джонсона, незавершенные эмоциональные отношения прошлого, как эхо, отзываются в нашей взрослой жизни. Эхо повторяющихся схем укажет нам путь к призракам про­шлого, чтобы мы смогли наконец заставить их замолчать.

<< Назад               Вперед >>

Христианский психолог / Исцеление души / Душепопечительство / Депрессия / Духовная помощь/ Христианский коуч / Душепопечитель /  молитва / Внутренние проблемы / Психологические / проблемы / Личностный рост / Конфликты / Страх / Гнев / Раздражительность / Развод / Психологическая помощь / вебинар / обучение / семинар онлайн / христианское обучение / проповеди / христианское обучение онлайн / онлайн / душепопечитель онлайн /консультация психолога онлайн / поддержка