11. Начало самоопределения

Для того, чтобы быть эмоционально независимым человеком, необязательно разрывать отношения с родителями. Эмоциональная независимость означает, что можно быть частью семьи, но в то же время отдельным индивидом. Означает, что можно быть самим собой и позволить родителям быть такими, какие они есть.

Когда вы чувствуете себя достаточно свободным, чтобы иметь собственные убеждения и мнения, чтобы вести себя так, как считаете нужным и правильным, вне зависимости от того, что думают и как ведут себя ваши родители (и другие люди), вы «самоопределяющаяся» личность. Если вашим родителям не нравится ваш образ мыслей или ваше поведение, им неизбежно придётся потерпеть. В свою очередь, вам придётся принять недовольство ваших родителей тем, что вы не согласны меняться им в угоду. Даже если какие-то из ваших убеждений будут полностью совпадать с убеждениями ваших родителей или если ваши родители будут довольны вашим поведением, самое главное это чтобы вы сами делали выбор, а не чувствовали себя обязанными быть в полном согласии или несогласии с вашими родителями.

Это не означает, что я призываю вас наплевать на чувства других людей и на впечатление, которое может оставить у них ваше поведение. Однако, это не означает, что надо позволять наплевательски относиться к себе. Всем нам необходимо найти точку равновесия между заботой о самих себе и заботе о чувствах других. Никто не может быть полностью самодостаточной личностью в течение всей жизни. Все мы являемся членами общества, и никто из нас не может быть равнодушным к внешнему одобрению. Поэтому самоопределение и самодостаточность это до определённой степени гибкие понятия. Нет ничего плохого в том, чтобы пойти на уступки, чтобы прийти к согласию с нашими родителями, если эти уступки стали результатом нашего свободного выбора.

Иногда неплохо быть эгоистом

Многие люди позволяют относиться к себе неуважительно и не защищаются, потому что путают самоопределение и эгоизм. Слово «эгоист» сразу приводит в действие все наши механизмы вины. Сэнди, которую, уже взрослую, родители продолжали наказывать за сделанный в подростковом возрасте аборт, жила в психологическом аду только для того, чтобы никто не мог назвать её эгоисткой: «Говорят же: между молотом и наковальней. Мне кажется, что я только что разрушила всю свою жизнь. Мои предки делают ремонт, и моя мать позвонила мне на прошлой неделе: шум сводит её с ума, и они с отцом решили переехать ко мне, пока не закончится ремонт, а это может продолжаться несколько недель. На самом деле, я не хотела соглашаться, но что делать? Это мои родители! Когда мой муж узнал, он чуть не умер. Конечно, он использует комнату для гостей под рабочий кабинет, и как раз сейчас у него важный проект. Он заставил меня позвонить матери и посоветовать ей временно поселиться в гостинице. Да моя мать взвилась так, что чуть головой потолок не прошибла! Она полчаса объясняла мне, какая я неблагодарная, и как принять их у себя это меньшее, что я могу для них сделать, если вспомнить всё, что они сделали для меня. Я сказала ей, что мне надо будет снова поговорить с Биллом, но что я заранее знаю, что он скажет. Что мне делать, Сюзан?»

Я посоветовала Сэнди воспользоваться этим «миникризисом» и начать процесс самоопределения. Настало время для того, чтобы разрешить этот инцидент не как отдельный случай, а как последний эпизод из серии подобных, обусловленных постоянным сценарием в её отношениях с родителями. Проблема была не в том, что её родители хотели временно поселиться к неё, а в её моментальной автоматической реакции, направленной на то, чтобы умиротворить их и сделать так, чтобы они были довольны. Если Сэнди хотела разрушить это паттерн, она должна была в первую очередь сконцентрироваться на том, каковы были её собственные желания, а не желания её родителей. Я спросила её, знает ли она, что на самом деле хочет.

Сэнди: Первое, что мне приходит в голову, это то, что я хочу, чтобы мои родители оставили меня в покое. Я не хочу, чтобы они жили у нас: это будет ужас. Я хочу сказать, что я чувствую себя ужасно уже от того, что я думаю об этом, потому что предполагается, что дети должны помогать родителям и заботиться о них. Возможно, я просто скажу им, что да, они могут остаться у нас. Тогда я не буду чувствовать себя плохо. Мне гораздо легче поссориться с Биллом, чем с ними. Почему я не могу сделать так, чтобы все были счастливы?

Сюзан: Ответь на этот вопрос сама.

Сэнди: Но я не знаю ответа. Поэтому я хожу сюда. Я имею в виду.., я не хочу, чтобы они переезжали ко мне, но я их люблю.., я не могу вот так взять и повернуться к ним спиной.

Сюзан: Я не говорила, что тебе надо повернуться к ним спиной. Я прошу тебя представить себе, как можно было бы сказать им «нет», установить границы тому, чем ты готова пожертвовать ради них. Самоопределись, Сэнди. Принимай решения, основанные на том, чего хочешь ты, и что необходимо тебе, а не на том, что необходимо им, или на том, что хотят они.

Сэнди: Но это звучит так эгоистично...

Сюзан: Иногда неплохо быть эгоисткой.

Сэнди: Я хочу быть хорошей, Сюзан. Меня воспитали в вере в то, что хорошие люди заботятся о других.

Сюзан: Сэнди, если бы ты была так добра к себе самой, как ты добра к твоим родителям, скорее всего, ты бы не ходила сюда на приём. Ты очень добра ко всем, ко всем на свете.., кроме тебя самой.

Сэнди: Но почему тогда я чувствую себя такой плохой?

Сэнди расплакалась. Ей было настолько важно доказать своей матери, что она не эгоистка, что она не неблагодарная, что она была готова превратить в ад свой дом и свой брак. Многие решения, которые Сэнди принимает в своей жизни, основаны на преувеличенном чувстве дочернего долга в отношении родителей. Сэнди полагала, что она была обязана ставить потребности родителей выше своих собственных. Она очень редко делала то, что хотела, и это привело её к годам подавленного гнева и к отсутствию персональной реализации, которые в конце концов вылились в депрессию.

Сэнди, как и большинство из нас, реагирует на своих родителей автоматически, практически на уровне рефлекса. Когда мы реагируем автоматически, мы не думаем, не слушаем, не обдумываем наши варианты поступков. Наши реакции становятся более автоматическими, когда нас третируют эмоционально или когда мы подвергаемся нападкам. Этот тип реакции может присутствовать в отношениях с любым человеком в нашей жизни: с любовником, начальником, ребёнком или подругой, но, как правило, присутствует прежде всего в отношениях с нашими родителями.

Когда мы реагируем автоматически, мы становимся зависимыми от одобрения других. Мы чувствуем себя хорошо только тогда, когда никто нас не критикует, не выражает несогласия или не осуждает нас. Часто наши чувства абсолютно неуместны по масштабам по сравнению с тем, что произошло. Сдержанное указание мы воспринимаем как персональную атаку; небольшую и конструктивную критику как личный провал. Без внешнего одобрения нам становится очень трудно сохранить хотя бы подобие эмоционального равновесия.

Когда мы реагируем автоматически, мы используем следующие выражения: «меня бесит, когда моя мать говорит, чтобы я навела порядок в комнате», «на самом деле, они просто знают мои слабые места, поэтому им всегда удаётся меня обставить», «у меня глаза кровью наливаются, стоит мне только услышать голос отца». Когда мы доводим наши эмоциональные реакции до автоматизма, мы теряем контроль и преподносим пульт управления нашими эмоциями другому человеку на блюдечке с голубой каёмочкой. Да, мы даём другим огромную власть над нами самими.

Ответные действия и автоматические реакции

Противоположностью автоматической реакции являются ответные действия. Когда мы «действуем в ответ на», мы думаем, а не только чувствуем. Мы осознаём свои чувства, но не позволяем им подтолкнуть нас на импульсивные действия.

Кроме того, ответные действия позволяют нам сохранить чувство собственного достоинства, независимо от того, что могут сказать о нас наши родители. И это само по себе функционирует как вознаграждение. Нас уже не затаскивают в пропасть неуверенности в себе чужое мнение или чужие чувства в отношении нас. В отношениях с другими людьми мы начинаем видеть множество новых возможностей, потому что наша рациональность больше не зарыта под горой эмоций. Быть способными к ответным действиям может вернуть нам бóльшую часть контроля над нашей собственной жизнью.

Сэнди нуждалась в том, чтобы уменьшить свои автоматические реакции и стать более способной к ответным действиям. Я предупредила её о том, что перемены в поведении даются трудно всем нам, даже мне, но в то же время я заверила её, что она сможет достичь успеха при условии полной уверенности в собственной готовности начать процесс перемен. Сэнди сказала мне, что она уверена в своей готовности к переменам. Тогда я попросила её признать, прежде всего, что большинство её суждений о самой себе происходило на самом деле из замечаний её родителей, из того, как они определяли её. Негативную сторону этих определений составляли маркеры эгоистки, неблагодарной и плохой. Так как Сэнди стоило многих лет интериоризовать этот негативный образ самой себя, мы не могли взять и изменить его за один день. Но я научила её некоторым приёмам в поведении, который могли помочь ей начать процесс замещения негативного образа, созданного её родителями, на более реалистичное видение того, какова она на самом деле.

Я попросила Сэнди представить себе, что я её мать. С помощью театрализованного представления я хотела помочь ей найти новый способ отвечать на критику матери, альтернативный способ реагировать, а не капитулировать, как обычно.

Сюзан (в роли матери Сэнди): Ты неблагодарная эгоистка!

Сэнди: Нет, неправда! Я всё время забочусь о других. Всё время забочусь о вас. Я убиваю себя, стараясь не расстроить отца и тебя. Может, вспомним, сколько раз я, еле доживая до зарплаты, оплачивала тебе покупку продуктов или готовила вам с отцом? Что бы я не делала, вам всё мало.

Я объяснила Сэнди, что говоря таким образом, она защищается: продолжает извиняться, спорить и доказывать. Между тем, ей было необходимо прекратить свои попытки «объяснить им и заставить их понять». До тех пор, пока Сэнди старалась получить одобрение матери, её мать продолжала контролировать её. Если Сэнди хотела избавиться от этого контроля, она должна была перестать защищаться. Взаимодействие с её матерью должно было стать как можно менее эмоциональным.

Сэнди (в роли своей матери): Нам с отцом негде жить, а ты просто неблагодарная эгоистка.

Сюзан (в роли Сэнди): Да, у тебя действительно интересная точка зрения на эти вещи.

Сэнди (в роли своей матери): После всего, что мы с отцом сделали для тебя, я просто не могу поверить, что тебе пришло в голову отослать нас в гостиницу.

Сюзан (в роли Сэнди): Мне жаль, что тебя это огорчает.

Сэнди (в роли своей матери): Так, ты пустишь нас к себе пожить или нет?

Сюзан (в роли Сэнди): Я должна подумать.

Сэнди (в роли своей матери): Я хочу получить ответ немедленно, слышишь!

Сюзан (в роли Сэнди): Я знаю, но мне необходимо подумать.

На этом месте Сэнди вышла из роли со словами: «Я не знаю, что ещё сказать».

Сэнди сделала удивительные открытия во время этого упражнения. Например, если не защищаешься, то можешь избежать эскалации конфликта. Кроме того, тебя не смогут загнать в угол.

Отвечать, не прибегая к защите

Это наиболее трудная для нас тактика общения, так как никто не учил нас отвечать, не прибегая к защитным тактикам, но это то, чему мы должны научиться, и то, что нам необходимо практиковать. Кроме того, большинство людей считает, что если они не будут защищаться, другие сочтут их слабаками и сомнут их. На самом деле, всё происходит с точностью до наоборот. Если нам удаётся сохранить спокойствие и отразить попытку нападения, не прибегая к защите, мы сохраним контроль за ситуацией в наших руках.

Нет ничего более важного, как научиться сохранять спокойствие и безэмоциональность во время конфликтов с «теми самыми» родителями. Подобные ответные действия помогают нам прервать цикл «атака-отступление-защита-эскалация насилия».

Приведём примеры не-защитных ответных действий, которые читатель может использовать в своих ежедневных взаимодействиях с другими людьми.

Важно, чтобы читатель натренировался отвечать, не прибегая к защите, прежде чем начать делать это с другими. Представьте себе, что ваши родители находятся с вами в комнате, говоря вам что-то жестокое или неприятное, и отвечайте им вслух, следя за тем, чтобы не соскользнуть в защиту. Помните о том, что как только вы начинаете прилагать усилия к тому, чтобы ваши родители «поняли» вас, мы вручаете им власть над вами. Когда вы просите другого человека простить или понять вас, вы вручаете этому человеку власть отказать вам в том, о чём вы просите. Но если вы отвечаете, не защищаясь, вы ни о чём не просите, а тому, кто ни о чём не просит, никто не может ни в чём отказать.

Как только вы почувствуете себя удобно, отвечая, не защищаясь, попробуйте применить эту тактику, когда у вас возникнут разногласия с другим человеком, но не с вашими родителями. Неплохо сперва опробовать эти тактики с кем-то, с кем у вас нет такой сильной эмоциональной связи, как с вашими родителями, например, с коллегой по работе или со знакомым: «Ну да», «Да, это интересно», «Да, я понимаю», «Ты можешь думать, что хочешь», «Мне жаль, что ты не согласен», «Я останусь при своём мнении», «Почему бы нам не поговорить об этом позже, когда ты не будешь так взволнован?», «Мне жаль, что ты расстроен (разозлён, разочарован)».

Возможно, что сперва вы почувствуете себя неудобно, разыгрывающим роль, возможно, что чувство фрустрации заставит вас вновь применять защитные тактики. Так происходит всегда, когда мы начинаем осваивать новые навыки, нам необходимо практиковать их и быть готовым к тому, что мы можем допустить ошибки, однако со временем новый навык станет нашей второй натурой.

Заявить свою позицию

Есть ещё одна техника поведения, которую я называю «заявить свою позицию», которая помогает нам снизить частоту автоматических реакций и лучше справиться с задачей самоопределения.

Заявить свою позицию означает объявить о ваших мыслях и убеждениях, о том, что является для вас важным, о том, на что вы готовы и не готовы пойти, о том, в чём для вас возможен компромисс, и в чём невозможен. Важность проблем, по которым мы можем заявлять свою позицию, может варьировать: от мнения о просмотренном фильме до наиболее важных личных убеждений. Понятно, что до того, как заявить свою позицию, мы должны чётко понять, какой позиции мы придерживаемся по тому или иному вопросу.

Когда я спросила Сэнди, как именно она хотела поступить в вопросе с переездом к ней её родителей, она ответила: «Не знаю. Я так переживаю, чтобы не сделать что-то, что могло бы их расстроить, что на самом деле мне очень трудно понять, что я хочу».

Дилемма Сэнди очень характерна для тех, кто провёл практически всю жизнь, чувствуя себя ответственными за собственных родителей. Очень трудно определить, кто ты, когда в прошлом у тебя не было возможности сделать это. Чтобы помочь Сэнди заявить свою позицию, я сказала ей, что необходимо выбрать из следующих трёх вариантов:

«Я не могу принять вас у себя».

«Я могу принять вас, но только на определённое и ограниченное время».

«Я готова принять вас на неограниченное время».

Сэнди сказала, что хотя на самом деле ей хотелось отказать родителям в переезде к ней, она чувствовала, что на данный момент у неё не хватало духу заявить им об этом. Она решила, что она позволит им переехать на неделю. Она считала, что это будет хорошим способом защитить свою территорию и одновременно умиротворить родителей, хотя бы частично.

Переформулировать «НЕ МОГУ»

Сэнди не была довольна принятым решением. Оно отягощало её и её мужа, их отношения, и всё оттого, потому что она чувствовала себя недостаточно сильной: Мне кажется, я просто не могу противостоять моим родителям, – сказала она с глубоким вздохом.

Я попросила её повторить эту фразу, но заменив «не могу противостоять» на «я пока не научилась противостоять». «Пока не» даёт нам шанс на перемену, в то время как «не», «не могу» обозначает нечто противоположное: нечто окончательное. Отсутствие выбора напрямую соотносится с состоянием «пойманного в сеть». Это ключ, которым запирают ребёнка. Выбор ребёнка всегда продиктован взрослым. Когда вы говорите «я пока не», вы открываете двери возможности изменить своё поведение в будущем. Вы обретаете надежду.

Некоторые думают, что переформулировать нежелательное поведение, вместо того, чтобы просто отказаться от него, означает признать собственное поражение. Я не согласна с этим мнением. Я вижу в формулировании возможности перемен ключ к самоопределению. Любое решение, принятое с учётом возможности выбирать, отдаляет нас от автоматического реагирования. Существует большая разница между капитуляцией перед родителями, когда, после анализа различных альтернатив, понимаешь, что ещё не готов/а противостоять им, и автоматической капитуляцией, когда чувствуешь себя бессильным/ой что-либо изменить. Иметь выбор означает новый шаг в направлении контроля над ситуацией; автоматическое реагирование означает, что нас по-прежнему контролируют. Возможно, некоторые подумают, что прогресс тут небольшой, но я хочу уверить моих читателей, что он немалый.

А теперь, попробуйте с вашими родителями

Некоторые мои клиенты испытывают такой энтузиазм от успехов на репетициях во время терапии, что начинают проявлять нетерпение, желая испробовать новый стиль общения непосредственно со своими родителями. Однако, есть и такие, которые начинают переживать о том, как отреагируют их родители фрустрируются или разозлятся если они начнут отвечать, не защищаясь, и заявлять свою позицию. «Те самые родители» привыкли манипулировать своими детьми, нажимая на соответствующие «кнопки», и когда не получают ожидаемого результата, реагируют резко.

Мой совет: рискните, и чем скорее, тем лучше. Откладывать первый маленький шажок, проводить неделю за неделей в «раздумьях», только увеличит вашу тревожность. Помните: вы взрослый человек и можете выдержать неудобную ситуацию с целью завоевать собственную независимость.

Необязательно выбирать для первой пробы ситуацию с наибольшей эмоциональной нагрузкой. Вы можете начать отвечать, не защищаясь, когда вашей матери не понравится цвет вашей губной помады, или когда ваш отец посчитает, что вы дурно готовите.

Я посоветовала Сэнди использовать то время, когда её родители будут гостить у неё, чтобы начать отвечать не защищаясь и заявлять свою позицию по мелочам. Вместо того, чтобы говорить: «Нет, тебе вредно есть мидии», – можно сказать: «Я не согласна с тобой, я думаю, тебе вредно есть мидии». Таким образом, позиция Сэнди была бы сформулирована как её личное мнение, а не как вызов, тем самым вероятность эмоционального реагирования уменьшается.

Также я посоветовала ей затронуть более важные проблемы в отношениях со своими родителями, если она почувствует себя более уверенно; например, поставить им границы, довести до их сведения, на что она готова ради них, а на что нет.

Хотя задания, которые я ей давала, заставляли Сэнди волноваться, она понимала, что начать применять новое поведение в отношениях с родителями было необходимо, если она не хотела надолго застрять в одной и той же колее. Однако, она пессимистично относилась к возможности перемен в своих родителях. Если Сэнди начнёт вести себя с ними иначе, то это будет означать, что это она, на свой страх и риск, меняет отношения с родителями. Это могло бы повлечь перемены и в них, но, даже если бы этого и не произошло, Сэнди сдвинула бы центр власти в отношениях в свою сторону.

Когда мы самоопределяемся, то есть, когда начинаем ответные действия, а не просто автоматически реагируем, когда мы начинаем чётко заявлять, чтó мы чувствуем и думаем, когда устанавливаем пределы допустимого и недопустимого, наши отношения с родителями не могут не измениться.

 

Христианский психолог / Исцеление души / Душепопечительство / Депрессия / Духовная помощь/ Христианский коуч / Душепопечитель /  молитва / Внутренние проблемы / Психологические / проблемы / Личностный рост / Конфликты / Страх / Гнев / Раздражительность / Развод / Психологическая помощь / вебинар / обучение / семинар онлайн / христианское обучение / проповеди / христианское обучение онлайн / онлайн / душепопечитель онлайн /консультация психолога онлайн / поддержка